ИВЗ (igor_zadorin) wrote,
ИВЗ
igor_zadorin

Круглый стол «Прозрачность в некоммерческом секторе» (27.01.15)

* В течение января-февраля я поучаствовал в нескольких важных мероприятиях по тематике некоммерческого сектора. Сразу фиксировать размышления было некогда, а теперь попробую опубликовать все сразу.

Часть 2.  Обсуждение итогов Круглого стола «Прозрачность в некоммерческом секторе» (27.01.15).
-------------------------
From: Alsu Khusaenova
Sent: Tuesday, February 03, 2015 3:52 PM
Subject: СКОЛКОВО WTC: благодарим Вас за участие в Круглом столе "Информационная прозрачность третьего сектора"


Благодарим Вас за участие в Круглом столе «Информационная прозрачность третьего сектора»!

На наш взгляд, обсуждение получилось конструктивным, хотя некоторые вопросы остались открытыми. По итогам мы подготовили документ, отражающий цели, основные тезисы и предложения, сформировавшиеся в ходе дискуссии. Также прикладываем к письму презентацию мероприятия и делимся с Вами статьей «Прозрачность в некоммерческом секторе», автор Марианна Слуцкая, аналитик SWTC.

Мы будем рады получить от Вас обратную связь по итогам мероприятия. Ваше мнение важно для нас!

С наилучшими пожеланиями,
Центр управления благосостоянием и филантропии СКОЛКОВО

-------------------------
From: Igor V. Zadorin
Sent: Friday, February 27, 2015 6:34 AM
To: 'Alsu Khusaenova'
Subject: RE: СКОЛКОВО WTC: благодарим Вас за участие в Круглом столе "Информационная прозрачность третьего сектора"


Уважаемые коллеги!
Вот хотел сразу после круглого стола реализовать «обратную связь», даже начал было что-то писать, но закрутился.
А сейчас перед началом ежегодной конференции по благотворительности газеты «Ведомости» вспомнил про должок и решил зафиксировать все-таки три важных тезиса, о которых говорил на встрече.
1.       Все-таки для развития проекта SWTC надо прежде всего определить, о каком объекте (какой целевой аудитории) идет речь. И в презентации, и в выступлениях ряда участников КС постоянно проявлялось смешение понятий «благотворительные фонды», «благотворительный сектор», «сектор НКО», «третий сектор», а это все-таки разные вещи. Особенно вопиюще выглядела привязка к теме «некоммерческого сектора», в который, как известно, входят несколько сотен тысяч организаций (по Минюсту – 250тыс., по Росстату – ок. 600), в т.ч. и правозащитные организации, и профсоюзы, и религиозные объединения, и бизнес-ассоциации, и общественные организации, созданные государством, и т.н. «движения одного требования» и т.д., и т.п., которые вряд ли являются зоной интересов основных стейкхолдеров проекта SWTC. Подавляющее большинство таких организаций, очевидно, не являются объектами социальных инвестиций со стороны бизнеса, заинтересованного в «прозрачности» и т.п. Скорее всего, если вести речь об информационной системе, то следует ограничиться вполне определенным сектором «благотворительные фонды», который может быть точно определен и с правовой, и с функциональной стороны. Продолжать неграмотно смешивать понятия можно только в узкой и доброжелательной компании экспертов – участников круглого стола, а на публике это чревато серьезными репутационными потерями.
2.       На круглом столе было высказано предположение (Г.Н-н), что главным движком и субъектом создания общей информационной платформы «благотворительности» должны стать сами «благотворительные фонды» (основные игроки «отрасли»). На мой взгляд, это не реально.
Во-первых, сектор в целом не сильно заинтересован в создании такой системы, и многие фонды, являясь сугубо корпоративными (и/или с монопольным источником финансов) пока совсем не видят, зачем им надо повышать открытость и публичность в более широкой аудитории, нежели два-три основных стейкхолдера. Придется нести серьезные затраты на создание информационной системы, а символические (репутационные) профиты непонятны.
Во-вторых, благотворительные фонды России (да и не только) практически не имеют опыта коллективных действий по инфраструктурным проектам (напр., до сих пор отсутствуют общие СМИ, о необходимости которых постоянно говорится, не создана общая образовательная система и т.п.). Вряд ли они сейчас смогут эффективно консолидироваться для осуществления такого непростого проекта.
В-третьих, и это самое главное, не факт, что создание и сопровождение информационной системы благотворительности самими игроками благотворительного сектора будет правильным решением с точки зрения конфликта интересов. Если создаваемая информационная система будет служит не только хранилищем информации, но выполнять и функцию оценивания (рейтингования), то очевидно ее оператором должна стать организация, независимая от самого сектора и основных игроков. Иначе ей не будут доверять. Не случайно во всех бизнес-секторах рейтинговые системы (агентства) принципиально не аффилированы с объектами оценки.
Приведу пример из того сектора, с которым немного знаком – сектор СМИ, медиарынок. Так вот там измерение рейтингов телеканалов ведет независимая транснациональная исследовательская компания, и ведет их по заказу не телеканалов, а рекламодателей. Мне кажется, в нашем случае, именно крупные доноры, то есть бизнес, должны договориться и проинвестировать в создание оператора информационного сопровождения социальных инвестиций. Иначе вряд ли это получится.
3.       При обсуждении того контента (данных), который должен собираться от благотворительных фондов речь постоянно шла о так называемых объективных параметрах, тех, что может предоставить либо сам фонд о себе, либо госорган (Минюст, ФНС и т.п.). В целом, это правильно, такая информация должна стать основой той базы данных, которая поможет осуществлять «навигацию» заинтересованным сторонам. Но «объективка» (паспорт организации) не отражает такой важнейшей составляющей общей оценки организации как удовлетворенность клиентов, потребителей, контрагентов и т.п. (хотя, как известно, именно удовлетворенность потребителя с некоторых пор согласно стандартам ISO является главным критерием качества продукции). Поэтому для полноценной оценки состояния фондов создаваемая «информационная система» должна содержать субъективные показатели, полученные на основе либо опросов «потребителей», либо опросов независимых экспертов, либо кросс-референций самих фондов. То есть в «информационную систему» надо вводить еще регулярную исследовательскую компоненту, не связанную с предоставлением информации от самих фондов.
Вот такие наброски основных мыслей по итогам круглого стола. Не считая тех мелких аспектов, которые уже были зафиксированы в резюме.
Успехов!
С уважением,
ИВЗ

P.S. Да, еще не могу все-таки удержаться от выражения явного неудовлетворения «исследовательской аналитикой», которая была представлена в презентации. Отсутствие в списке «основных источников информации по третьему сектору» («основных игроков и исследований» - цит.) таких крупных институтов как НИУ ВШЭ (центр изучения гражданского общества и некоммерческого сектора), Фонда «Общественное мнение», Левада-центра, Фонда ИСЭПИ, Института проблем гражданского общества и др. известных организаций, свидетельствует о пока весьма слабой информированности сотрудников, готовивших презентацию, по существу проблемы. Про наш (ЦИРКОН) десяток исследований по благотворительности я уже и не говорю по причине неловкости ситуации. Жаль, жаль… Могли бы взглянуть на http://www.zircon.ru/publications/sotsiologiya-sotsialnoy-sfery-i-grazhdanskogo-obshchestva/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments