ИВЗ (igor_zadorin) wrote,
ИВЗ
igor_zadorin

О КРАУДФАНДИНГЕ, СОЦИАЛЬНОМ КАПИТАЛЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СОЛИДАРНОСТИ СОЦИОЛОГОВ

Некоторые размышления по ходу проекта «Открытое мнение - Крым»

Мы всегда говорили, что проекты «Открытого мнения» - это не только исследования наших дорогих сограждан, это еще и исследования самих себя, своей профессиональной компетентности, организованности, это всегда эксперименты с публичностью, развитие способности к корректной коммуникации и с объектом исследования, и с другими заинтересованными сторонами (СМИ, гражданский актив, «народ» в целом и т.п.), практические усилия по повышению доверия к социологической работе (социальной капитализации проекта). И сейчас, когда подготовительный (организационно-методологический) этап в целом завершен, и проект перешел в ключевую «полевую» стадию, можно было бы оценить успехи в деле повышения нашего социального капитала, повышения доверия со стороны разных, с позволения сказать, стейкхолдеров.

Итак, начнем с «народа». Одним из показателей общественной поддержки, как неоднократно говорилось, является поддержка проекта рублем в рамках краудфандинга. На сегодняшний день на Planeta.ru собрано 260 тыс. рублей (9 дней после продления срока сбора средств показатель стоял как вкопанный на 258 тыс., и только в два последних дня двое наших коллег, которым я очень-очень благодарен, вывели наш фандрайзинг из психологического ступора J). При этом надо сказать, что в этих 260 тыс. «сидят» 100 тыс. ЦИРКОНа, 100 тыс. одного индивидуального спонсора, который пока хотел бы остаться неизвестным (человек из профессиональной среды, мы его деньги завели на платформу через сотрудников ЦИРКОН и SBG), и 30 тыс. еще одного моего давнего друга не из социологической тусовки. Таким образом, с «народа» получено всего 30 тыс. руб., да и «народ» этот на поверку выходит теми же близкими сотрудниками и друзьями. Про зарубежный краудфандинг, не без усилий организованный @Петр Корягин и @Сергей Давыдов, я вообще молчу – там у нас за 10 дней 15 долларов. Иными словами, настоящий «народ» нас то ли не услышал, то ли не понял, то ли не поверил, в общем массово проект не воспринят никак.
Более того, часть сетевой общественности выступила просто «против», повторив идеологические штампы, которые мы слышали от некоторых коллег еще в самом начале работы. Одни пропели известную песню про «кремлевских госсоциологов», опрашивающих крымчан «под дулами автоматов», причем в этом хоре я не встретил ни одного крымчанина, тут заботу о них в основном проявляли жители Москвы, Санкт-Петербурга, Берлина, Лондона и т.п. Другие, напротив, резко высказались против опроса, ставящего под сомнение исторический выбор Крыма. В последнем случае особенно резко высказывались как раз крымчане. В фейсбучной группе «Крымустройство» (состав 7,5 тыс. чел., гражданский актив полуострова), где две недели назад была представлена наша инициатива, она вызвала гневную отповедь: «Крымчане уже ответили на все вопросы однозначно два года назад на референдуме, а эти социологи еще сомневаются, что ли, что Крым - Россия?» (я почти цитирую). Иными словами, мы еще думали как бы поделикатнее и максимально нейтрально спросить респондентов об их позиции, а нас уже самих сразу «вычислили» и «позиционировали».

Далее про СМИ. Те из нас, кто в проекте с самого начала, должен помнить, что в «Открытом мнении – Крым» как раз на СМИ мы возлагали основные надежды по финансированию исследования – «вот наконец-то и в России будет создан прецедент, когда соц.исследование «заказывается» СМИ, то есть будет как на Западе, где СМИ давно являются основным заказчиком поллов». Как бы ни так! Какие там деньги, когда даже те немногие публикации о проекте, которые были сделаны (см. «Эксперт» и «Зеркало Крыма», спасибо им большое), были сделаны после долгих просьб и согласований через в общем-то доверительные связи. А еще с десяток СМИ и агентств, в которые мы обратились (тоже «по знакомству»!), ответили либо отказом, либо тишиной (что в нашем случае одно и то же). @Сергей Давыдов и @Леля Жвирблис, приложившие немало усилий для информационного продвижения проекта, могут много рассказать о своих тяжелых коммуникациях с профессиональными коммуникаторами.

Ну, и наконец, наше собственное профессиональное сообщество. Тут самое интересное. С одной стороны вроде десятки лайков под каждым постом о каждом мучительном шаге по реализации проекта, а с другой - совершенное одиночество небольшой группы сотрудников, которые реально работают над реализацией исследования. Я не говорю про разработку анкеты, в которой под руководством @Мария Мацкевич приняло участие довольно большое число коллег. Но в общем объеме уже сделанной работы это занимает, прошу прощения за возможную недооценку, максимум 30%. Кстати, среди многочисленных генераторов ценных предложений по инструментарию (без всякой иронии, а только с благодарностью говорю), лишь трое (если я правильно расшифровал аккаунты на Планете) «сгенерили» небольшой вклад в финансовый фонд проекта. Многим коллегам интересно, как ответят крымчане на их вопросы, но большинство из них не готовы заплатить за этот интерес даже стоимость двух чашек кофе.

Вот и весь, с позволения сказать, социальный капитал проекта… Небогато. А главное, совершенно недостаточно для проведения исследования с первоначально задуманным дизайном. Сегодня мы еще раз вынуждены были сократить плановую выборку. Денег нет…

Естественно, возникает профессиональное любопытство, почему так происходит? Почему сотни лайков не стоят ни рубля, почему нас не слышат и не хотят слышать СМИ, почему весь процесс подготовки и реализации исследования сопровождается тяжелым фоном недоверия и подозрения, почему грубые публичные выпады отдельных противников проекта (слава Богу, нечастые) не получают никакого отпора от явного большинства сторонников исследования, полагающих достаточным обозначить лишь бессловесный лайк.
Попробую сформулировать несколько версий о причинах низкой социальной капитализации нашего collaborative open research.
1. Во-первых, конечно, у проекта есть противники. И их побольше, чем в предыдущих проектах. Объект и тема оказались очень чувствительными для многих. Реально (я знаю) есть противодействие. Причем самое занятное, и об этом уже писал, противники есть с двух сторон, в зависимости от априорного предположения о результатах исследования: а) это исследование покажет высокий уровень поддержки российского выбора крымчан, б) это исследование покажет снижение уровня поддержки российского выбора. Поскольку никто не может определенно и доказательно утверждать что-то о какой-то явной политической позиции «Открытого мнения» (вот тут, надо сказать, мы добились большого успеха!), и «спрогнозировать» наш результат, то на нас на всякий случай начинают смотреть как на возможную угрозу обе противоборствующие стороны, и кое кто уже принимает превентивные меры по дискредитации проекта.
2. Во-вторых, надо честно признать, многие просто боятся. Профессионалы боятся прежде всего репутационных рисков, угрозы признания/непризнания из-за приобщения к крымской теме. Проект то максимально публичный, любой шаг, в т.ч. и денежный вклад хотя бы и в кофейном размере, фиксируется и публикой, и разного рода «большими братьями». В этом смысле проект оказался реальной «экстремальной социологией» - исследованием с риском для исследователя. СМИ боятся не попасть со своими публикациями в мейнстрим, который тоже уже не очень определен, и в такой ситуации лучше вообще ни о чем не писать. Рядовые граждане (особенно в Крыму) в основном боятся увидеть рядом с собой «сдачу позиций», а некоторые, напротив, боятся увидеть «укрепление выбора» и т.п.
Создается парадоксальная ситуация: очень многим выгодно не получать вообще никакой новой информации о ситуации в Крыму, поскольку это позволяет им продолжать твердить то, что твердилось до этого (либо, что «там все хорошо», либо, что «там все плохо»). Медиаполитика забивает реальную политику, и в этой ситуации выгоднее продолжать продавать мантры, чем вскрывать возникающие проблемы и решать их, второе явно сложнее и опаснее.
3. Наконец, в-третьих, как уже неоднократно говорилось, «нельзя добиться доверия к сообществу со стороны окружающих, если внутри самого сообщества такого доверия нет». Постоянные сугубо политические споры социологов между собой не добавляют авторитета никакому исследованию. Если некоторые ведущие социологические центры и отдельные авторитетные лидеры профессионального сообщества позволяют себе политическое окрашивание и вполне ангажированные выступления и дискуссии, то естественно ожидать, что сторонняя рефлексирующая общественность будет искать в новых исследовательских проектах прежде всего политическую позицию и политический же умысел. Мысль о том, что изучать жизнь людей можно просто из интереса к этим людям, из желания донести миру голос этих людей, не приходит в голову ни «народу», ни политикам и связанным с ними СМИ, ни, самое прискорбное, даже многим социологам.

В общем один печальный вывод по итогам настоящего проекта я для себя уже сделал. «НЕЗАВИСИМАЯ СОЦИОЛОГИЯ В РОССИИ НЕ ВОЗМОЖНА НЕ ПОТОМУ, ЧТО ОНА НЕ ВЫЖИВЕТ ЭКОНОМИЧЕСКИ, А ПОТОМУ ЧТО В НЕЕ НИКТО НЕ ВЕРИТ». Вот скажет социолог, что он от Госдепа, или от Кремля, его, конечно, пожурят за ангажированность, но примут и оценят, потому что в этом случае он будет ПОНЯТЕН. А вот если он говорит, что исследование проводит по собственной инициативе и не имеет в виду интересы разных политических сил, то это вызовет лишь повышенное подозрение, даже тревогу («тут какая-то засада», «а кто за ним стоит?») и на всякий случай осуждение, поскольку «ТАК НЕ БЫВАЕТ».

Такие дела, коллеги. Может быть, я не прав и сгущаю краски. Может быть. Но до конца краудфандинга на Планете.ру осталось всего 3 дня... См. https://planeta.ru/campaigns/openopinion

-----
P.S. Заметка первоначально готовилась для странички фейсбука -
https://www.facebook.com/groups/OpenOpinionGroup/ , поэтому упоминание имен дано с префиксом @. Но текст получился слишком большой...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments