ИВЗ (igor_zadorin) wrote,
ИВЗ
igor_zadorin

Про Институт социологии РАН

Опубликовал в фейсбуке фотку с ностальгическим настроением.

WP_20131009_002

В ответ получил короткую дискуссию про ИС РАН


  • Игорь Задорин Институт социологии РАН. Глубоко осеннее настроение.

  • Иван Низгораев осень к лицу ИСРАНу

  • Любовь Цой Институты РАН в глубоком кадровом кризисе. Если, например, из Института социологии РАН, вывести за штат 70-летних ученых (что предусмотрено реформой РАН) и сократить тех, кто на 0,5 ставки, то в институте социологии РАН останется 2-3 десятка ученых.

  • Иван Низгораев почему кризис, 20-30 человек это вполне работоспособная команда

  • Любовь Цой Да, работоспособная, в случае изменения механизма управления учеными и их деятельностью. По поводу чего есть сомнения

  • Иван Низгораев ученые и сами давно соорганизовались, управлять надо не ими. а управленцами - чем меньше они вмешиваются, тем лучше для всех ) по мне в первую очередь надо снять руководство института и оставить в покое стариков, 70-то летние еще фору дадут молодым своей мудростью и умением учитывать широкий контекст исследования, а вот академиков точно надо в топку

  • Игорь Задорин "Ах, оставьте ненужные споры..". Просто я бываю в институте 3-4 раза в год, а тут на неделе аж два раза пришлось, отдел аттестацию проходил, вот все и свиделись. Ну, и осень, ностальгия по академической молодости... А обустройство российской социологии это отдельная тема.


Ну, и решил ответить уже поподробнее.
---
В середине 90-х, когда всё и вся рушилось, увядало и деградировало, меня тоже не миновали мысли о том, «как нам реорганизовать Рабкрин», ой, простите ИС РАН. И тогда у меня возник образ института-клуба.
Я посчитал, что в норме ученый-исследователь должен РАБОТАТЬ либо в какой-нибудь сугубо прикладной «конторе», либо в вузе, а в академическом институте должен в известной степени «витать в облаках». То есть в прикладной компании, занимающейся «индустриальными» исследованиями или организации-заказчике (потребителе) соц.исследований социолог, как может, использует имеющиеся у него знания, навыки и накапливает эмпирический материал (прироста собственно научного знания здесь почти нет), а в вузе транслирует свои знания и передает опыт (плюс оформляет накопленные данные в различного рода публикации). И в обоих случаях он еще и тупо пашет и зарабатывает. Но иногда такому социологу хочется выйти за пределы исследовательской и преподавательской рутины и родить таки какую-нибудь нетленку, благо материала накоплено много, но вот времени на «подумать» и «обсудить» в этой ежедневной индустриальной гонке за практическим результатом нет. И тогда берет такой социолог (не все, конечно!) двух-трех-годичный грант и уходит в академический институт клубного формата, где находит таких же богатых опытом и материалом коллег, с которыми они в свободной от административных и бизнес-ограничений обсуждают, рассуждают, обогащают теорию, порождают гипотезы, пишут нетленные тексты и т.п. А через 3 года, выполнив сугубо научную миссию (и потратив все ранее заработанные деньги :) ) возвращается к промышленному производству социологической информации или в вуз. Во всей этой идее главным было разделение социального пространства между организациями, где социолог (да и любой другой гуманитарий) прежде всего зарабатывает (удовлетворяет материальные и бизнес-интересы), и организациями, где он занимается свободным творчеством и наукой. В организациях первого типа он работает в условиях жесткой иерархии, борьбы за ресурсы, договорной дисциплины, практического отсутствия возможностей для творчества и пр., но со своими плюсами в плане роста материального и административного статуса. Во втором - он приходит в институт, где в клубной и сугубо научной атмосфере реализует свои творческие потребности, и где большей ценностью является символический капитал признания таких же сумасшедших коллег. Конечно, всегда есть люди, которые вполне уверенно чувствуют себя только в первой ипостаси и ни за что не пойдут на «убогое» существование ученых-бессеребрянников, а кто-то всю жизнь будет разбираться в теоретических конструктах и радоваться открытиям, которые дают ему книги великих и мудрых, ни на какие коврижки не променяв творчество, свободное от административных ограничений. Последние и должны составлять «контингент» старожилов ИС РАН с добавлением к ним в рамках института-клуба временно пришедших прикладников. И поскольку в сумме таких очевидно не очень много, государство и спонсоры, вообще говоря, вполне могли бы обеспечить их приемлемое и приличное существование.
Так я думал почти 20 лет назад. Конечно, это были весьма наивные конструкции. Вместе с тем, когда я теперь смотрю на ИС РАН, я вижу во многом институт-клуб, где нет особой строгости жизни и жестких обязательств, где действительно основной циркулирующий капитал – символический (бренд «академического», степени, звания и пр. медали), который участники этого Клуба конвертируют совсем в других местах, где при желании и способностях можно вполне концентрироваться на «теориях» и «концепциях», а их практические проверки передавать вовне в индустриальные структуры. И это хорошо. Разделение миссии и функционала между академическими и прикладными организациями в общем-то происходит, но на уровне конкретных людей это часто оказывается не разделением, а совмещением (порой довольно мучительным). ИС РАН действительно все больше походит на институт-клуб, однако, подавляющее большинство членов клуба под названием ИС РАН просто вынуждены сидеть на двух, а то и трех стульях. В институтском отделе, в котором я - с.н.с. на 0,5 ставки, есть декан факультета социологии крупного вуза, директор исследовательской компании, ответственные сотрудники крупных поллстерских компаний. Аналогично и для многих других подразделений. И несколько раз в год эти многочисленные полставочники приходят в клуб пообщаться (как во всякий клуб), кое что принести своим соклубникам из своего прикладного богатства, показать, поделиться, выступить на конференции, заплатить членские взносы (в РОС). И все. Обратного трансфера научного знания и атмосферы свободного интеллектуального творчества почти нет. Потребность в месте, где концентрируется нематериальные ценности и происходит эмиссия символического капитала, есть острая. Но если это место само не будет производить эти ценности, оставшийся у него символический капитал быстро иссякнет (кто-то наверняка скажет, что уже иссяк, но я не соглашусь). Клуб должен срочно становиться «деятельным сообществом» – то есть структурой, совмещающей клубную природу с производством действительно ценного интеллектуального продукта. Задача, конечно, сверхтрудная, но хоронить ИС РАН нельзя. Альтернативы по концентрации символического капитала, длинной позитивной истории, компромиссном объединительном потенциале пока нет. Ну, если есть, подскажите, пожалуйста. Сравним.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments