ИВЗ (igor_zadorin) wrote,
ИВЗ
igor_zadorin

ОБ ОТКРЫТОСТИ "ОТКРЫТОГО МНЕНИЯ" (Протокол обсуждения в группе)

(Протокол обсуждения в группе facebook)

Igor V. Zadorin (17.02.12):
Коллега, скрывающийся под ником Ivan Nizgoraev, в ветке Владимира Звоновского «Ход полевых работ» весьма остро поставил вопрос о степени открытости «ОТКРЫТОГО МНЕНИЯ». В частности, было сказано, что «отсутствие этих данных [аудиозаписей всех интервью] в открытом доступе накрывает медным тазом саму идею открытости, поскольку важнейшая информация остается вне поля зрения». Вопрос, как говаривали некоторые исторические деятели, архиважный. Это вопрос о естественных ограничениях и пределах открытости, которые возникают везде, где вообще ПУБЛИЧНОСТЬ, ОТКРЫТОСТЬ, ПРОЗРАЧНОСТЬ объявляются ценностью. Вопрос, имхо, о грани между открытостью и эксгибиционизмом. Есть ли она в нашем проекте?
Мне кажется, что данный вопрос следует обсудить специально и отдельно. Причем у этого вопроса есть три аспекта. 1) Правовой. 2) Этический 3) Прагматический.
1) Правовой. Некоторые ограничения на открытость данных накладывает Закон о персональных данных. И Владимир Звоновский пишет по этому поводу, «Я не хочу пойти по статье за нарушение доступа к персональным данным. Я вообще не хочу дать повода, что положения закона на нас не распространяются». Вместе с тем, другие коллеги говорят, что решение, позволяющее открыть аудиозаписи, не нарушая Закон, есть. По этому поводу надо знать вполне определенный ответ: можно или нет.
2) Этический. В рамках проведения интервью нами не были сделаны обычные в таких случаях реверансы респондентам типа предупредительных вопросов и/или утверждений «у нас все разговоры записываются, вы не против?». Это означает, что без полученного согласия мы, даже соблюдая Закон, на мой взгляд, ведем себя некорректно по отношению к респондентам. Мало того, что мы открываем слова, которые респондент доверил интервьюеру (социальный и культурный капитал интервьюера, позволивший добиться этого, мы тоже таким образом «херим»), так мы еще и открываем почву для творчества разного рода сетевых стебщиков. Можно себе представить, в каком виде через некоторое время будут гулять по сети «фрагменты одного электорального опроса». Но может быть, это неважно, и я излишне драматизирую?
3) Прагматический. Независимо от решения по правовому и этическому аспекту надо понять, а кому и зачем в проекте и за его пределами вообще нужно открытие аудиозаписей? Насколько это открытие работает на основную цель проекта – повышение доверия социологическим данным? И насколько, наоборот, повышает риски негативного отношения. Насколько это открытие интервью действительно позволяет получить «вменяемые интерпретации» данных опроса (цитирую участника, похожего на Дмитрия Рогозина), которые невозможно получить «одними распределениями» (там же), то есть невозможно вытащить на основе анализа массива оцифрованных ответов. И насколько эти бесценные интерпретации действительно стоят всех вышеперечисленных рисков для всего проекта в целом (вечный вопрос о цене слезы одного… неудовлетворенного социолога).
Очень хочется, чтобы коллеги обменялись мнениями по этому вопросу (по каждому из аспектов). Вопрос действительно требует согласованной позиции, иначе он останется серьезной миной под всем проектом. Причем совсем не «замедленного действия» (цитирую уже цитированного автора – «я первый буду говорить, что полученные распределения так же неясны как распределения любой другой опросной компании»). Коллега поставил вопрос ребром, за что ему безусловное спасибо. Ответ, имхо, должен быть таким же определенным.
Это понравилось Elena Iarskaia-Smirnova и 7 другим.

Анжела Смелова колл-центр Нск: ПОКА выкладывать отказываемся (см. пп. 1, 2 ИВ)
17 февраля в 8:31 ·  ·  3

Владимир Звоновский Для понимания. Возможно, ЗПД позволяет нам сделать аудиозаписи открытыми. Но я вообще не хочу делать, да еще и публично, то, что МОЖЕТ стать предметом для обсуждения релевантности данного ФЗ к нашим записям.
Да и не вполне ясно, почему кто-то усердно борется за соответствие нашей процедуры методологическим канонам, при этом совершено игнорируя необходимость соответствия ее же действующему законодательству.
17 февраля в 8:47 ·  ·  3

Алексей Коннов колл-центр Казань: см.п.1,2 ИВЗ - Отказ. У нас естественно есть эти записи, так как все колл-центры их ведут в 100% объеме, но топтаться на респондентах и играть в игры с ФЗ не хочется... Тем кому не хватает "открытости" можно лично дать послушать записи...в выкладывании же их в свободный доступ не вижу никакого самое главное этического смысла. СМ. кодексы всех существующих исследовательских органиизаций и то же самое фед.законодательство
17 февраля в 8:54 ·  ·  4

Василий Токарев Категорически возражаю против ТАКОЙ открытости, записей не дам.
Для того, чтобы повысить доверие медицине - не обязательно открывать доступ любому человеку с улицы в операционные (и даже - выдавать ему записи операций тоже не обязательно).
И, чтобы два раза не вставать. Я заглянул в ЛивЖурнал по ссылке, которую дал ВБЗ и нахожу дискуссию, которая там ведется, бессмысленной и бесполезной. Чье доверие мы намерены повысить открытостью?
17 февраля в 9:11 ·  ·  8

Grigoriy Dobromelov Выкладывание записей бессмысленно и опасно как с правовой так и c PR-точки зрения (Мы стали много лучше одеваться - будет еще цветочками). Достаточно указания на готовность предоставить архив аудио записей для частного прослушивания на территории колл-центров.
17 февраля в 9:38 ·  ·  2

Grigoriy Dobromelov Кстати, вопрос коллегам: если не оговаривается респондентам, что все разговоры записываются, то насколько законно прослушивание их даже контролерами поля?
17 февраля в 9:39 ·

Павел Антипин ‎1. (этический аспект) Проект призван показать не только открытость, но и её пределы. Предел достигнут. Интервью открывать не следует. Социолог ответственнен прежде всего перед человеком=респондентом. И лишь во вторую очередь - перед обществом. 2. (правовой аспект) Законность процедур вряд ли спасет от судебных исков. А судебный иск = практически крах проекта. 3. (прагматический аспект). 3.1. Открытие записей портит поле. 3.2 Насколько я понял из дискуссии, коллеги, проводящие полевые работы, все равно "не сдадут" респондентов (и это - их право). 4. Недоверчивые/ недовольные в Сети все равно будут. Это риск ЛЮБОГО ПРОЕКТА В СЕТИ. Его следует принять как данность. И по возможности снижать. 4.1. В советское время была такая юмористическая зарисовка. Один зритель не верил "киношным" трюкам. Говорил: "Это все - комбинированные съемки". Его привели на съемочную площадку. Разожгли костер. Он потрогал огонь и говорит: "Комбинированный, а жжется!".
17 февраля в 12:37 ·  ·  6

Дмитрий Фролов Позвольте пару слов о том, как этот же вопрос решается "в смежной индустрии". Вот, скажем, СМИ. Никогда не сдадут источника информации. Суду - да, но это другая процедура. Пишется так: "документ имеется в редакции". И дальше - либо аудитория верит редакции, либо идет куда хочет, например, читать другое СМИ. "А, это бульварщина..." - нет доверия. "Эти всегда дело говорят.." - есть. Таким образом, если есть доверие - общественных групп типа журналистов, чиновников и т.д. к деятельности группу независимых социологов. то незачем даже ставить вопрос об открытости интервью. А если его нет, то можно укрепить. Процедурно. Скажем, вот вы, журналисты, не верите. Выберите уважаемого вами человека, пусть он придет в колл-центр, мы дадим ему послушать любое интервью (тут описана процедура). Ну и в таком духе. Ничего нового, в общем-то. Резюме: публично объявлять об открытости вредно и бесполезно. Процедура знакомства общества с источниками социологической информации должна быть прописана.
17 февраля в 15:48 ·  ·  8

Olga Rybakova Согласна с коллегами, участвующими в выполнении полевой части проекта. Открытость информации не может быть предпосылкой для нарушения конфиденциальности персональных данных респондентов. Для особо любопытствующих возможно предоставление аудио записей непосредственно в колл - центрах после подписания соответствующего соглашения об ответственности за нарушение конфиденциальности персональных сведение о респондентах.
17 февраля в 20:14 ·  ·  2

Elena Iarskaia-Smirnova Насколько я понимаю, этот проект создавался не для того, чтобы найти Истину (если ставить такую задачу, любой проект будет уязвим), а для того, чтобы постараться обеспечить непредвзятость – объединив усилия профессионалов, представляющих разные опросные организации, применяя разные концепции отбора респондентов, открыто обсуждая инструментарий, процесс сбора данных, возникающие трудности и получаемые эффекты. Думаю, что социальный капитал этой группы, который строится на репутации ее участников и на той самой открытости, и выступает гарантом достоверности. Но открытость не безразмерна, т.к. подразумевает ответственность, о чем коллеги уже очень хорошо высказались выше.
17 февраля в 20:46 ·  ·  1

Daniel Alexandrov многа букафф...
17 февраля в 22:06 ·

Daniel Alexandrov во всем проекте многа букафф
17 февраля в 22:07 ·  ·  1

Иван Низгораев Daniel Alexandrov а как же без них то? :) на картинки предлагаете перейти? )
17 февраля в 22:18 ·  ·  1

Василий Токарев А может, модераторы кирдыкнут бессодержательный флейм? А то что-то как-то наблюдаю понижение уровня дискуссии... Букафф, значит, много, во всем проекте, значить? Ага-ага.
18 февраля в 15:13 ·  ·  2

Александр Чепуренко Есть еще и вопрос о конфиденциальности - как аудиозаписи интервью совместить с защитой прайваси респондента. н совсем понятно.
19 февраля в 12:38 ·

Александр Чепуренко Второй аргумент - больше из области житейских наблюдеий. Не следует, на мой взгляд, реализуя идею ОМ, следовать пословице: пошли социолога молиться. он и лоб расшибет. Надо ясно престаылять: тех, кто заведомо уверен, что все равно они. шельмы, вместо мяса туалетную бумагу в колабсу положат, никакой открытостью - хоть раздерьтесь до трусов - Вы не убедите. ЧТо касаетс более вменяемой части общества, то ей вполне достаточно уже знаь о том, что преставители разных - т.е. конкурирующих друг с другом в обыденной жизни - команд договорились (публично и гласно!) о процедуре формирования выборки, сделали анкету и т.п.
19 февраля в 12:43 ·  ·  2

Александр Чепуренко Третий аргумент: "за открытость" сильнее всего беспокоится человек, в быту нам известный, но зачем-то скрывающий свое личико под паранджой ника :)
19 февраля в 12:44 ·  ·  1

Сергей Давыдов Есть практика аудита исследовательских проектов, позволяющая решить проблемы соблюдения законодательства, принципов ESOMAR и одновременно "включения в поле зрения важнейшей информации". Для этого надо сформировать экспертную группу, которая и ответит на все вопросы по поводу качества, особенностей отработки анкеты и т.д. Параметры экспертизы можно обсудить публично. Эта группа получит доступ к записям интервью на условиях конфиденциальности. Вопрос в том, есть ли добровольцы, желающие этим заняться?
19 февраля в 13:08 ·  ·  5
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments