igor_zadorin

Categories:

ДЕНЬ ПАМЯТИ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ. СЧИТАЕМ ПОТЕРИ

Позавчера (10 октября) все прогрессивное человечество отмечало День психического здоровья. Точнее надо было бы сказать - «День памяти психического здоровья». Мир, похоже, действительно уже не будет прежним, поскольку сошел с ума. 

В ходе первой волны covid-19 нагнетаемую пандемию страха еще можно было бы списать на особенности глобальных учений по предотвращению чрезвычайной биологической угрозы при сохранении контроля над ситуацией и управленческой трезвости. Но когда «государственное управление» начинает принимать самоубийственные решения, подрывающие не только экономику, но и правовые основы социального порядка и свою собственную легитимность, то иначе как сумасшествием это объяснить трудно. Так, сегодня (12 октября) большая часть из миллиона юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Москвы одномоментно должна подать сведения об отправленных на удаленку 30% сотрудников. Равнодушные граждане могут, конечно, запастись попкорном и следить за ростом трафика соцсетей и статистики ненормативной лексики в них. Это те, кто уже подсел на социальный «фенибут», и кому уже все «до фени». А оставшиеся неравнодушные будут дальше мучительно смотреть, как управляющие органы принимают решения, не имеющие ни правового основания, ни должного механизма выполнения, ни тем более должного контроля за выполнением. Типа «решительной» обязательности ношения масок в метро, в которой в очередной раз «строгость российских законов смягчается необязательностью их выполнения» (с). Как во все времена. И с теми же последствиями для доверия Власти и авторитета Закона. Такое вот всеобщее помешательство.

Помешательство, стимулируемое одним из немногих социальных институтов, очевидно выигрывающим от любой подобной «чрезвычайки» - массмедиа. Помешательство, еще весной объявленное пресловутой ВОЗ одним из тяжелейших недугов, принесенных коронавирусом – инфодемией. Помешательство, на фоне которого только одна власть торжествует и демонстрирует свою всесильность – медиакратия. К середине 2010х годов мощь медиакратии была поставлена под сомнение развитием социальных сетей, изначально ориентированных на горизонтальное неиерархизированное распространение информации, символом которого стала антимедиакратическая победа Трампа на выборах президента США. Но за последние годы информационная управляемость глобального общества и национальных правительств восстановлена, отдельные островки сопротивления зачищаются или покупаются. Сказано – «всем болеть и бояться!». Все болеют и боятся. Ну, кроме некоторых стран, в которых, как правило, судя по вердикту медиавласти, процветают «диктатура», «тоталитаризм», и «никакой свободы». 

Уже полгода, поздравляя знакомых с днем рождения, желаю всем именинникам здоровья, здоровья и еще раз здоровья – физического, психического и экономического. Ибо covid-19 как явление «гибридное» (для кого-то прямо «гибридная война») принес стране потери всех трех типов. Мог бы только одного, но раз поражено сознание, то жди потери всего остального. 

Заметил, что немногие мои знакомые, переболевшие ковидом, но сохранившие при этом голову, не поддерживают несоразмерные административные меры предупреждения не очень то распространенного заболевания. Видимо, понимают системные риски (сохранишь в одном месте, потеряешь в трех других). А десятки других знакомых, которых болезнь никак не задела даже среди родственников (тьфу-тьфу-тьфу и упаси, Господи, конечно), но которые просто психологически склонны к панике и страху, требуют ужесточения режима ограничений и всеобщей «социальной ответственности» («у нас масочный!!!» (с)). Они по уши в инфодемии. 

Удивительное бомбически-зомбическое действие в рамках этой инфодемии производят на людей совершенно дурацкие цифры и заголовки – «Новый рекорд заболеваний в России!», «Россия вышла на четвертое место в мире по заболеваниям», «Посмотрите, что делается в Индии!» (это все Первый канал). У поколения, выросшего в стране с потерянным образованием, но зато со встроенным в голову смартфоном (в предыдущей версии – с телевизором), напрочь пропадает способность к такому простому арифметическому действию как деление. Люди просто не могут разделить число якобы заболевших на численность населения страны (региона), число этих несчастных на число проведенных тестов (которое, как оказывается, тоже три дня подряд бьет рекорды), число смертей на число опять же якобы заболевших (про то, как что из перечисленного считается, я на этот раз промолчу, утомил поди уже). Массмедиа не интересны «маленькие» цифры каких-то десятых долей процента. Только тысячи, а еще лучше миллионы, только это конвертируемо во внимание, а значит и во влияние и деньги. 

А еще большинство граждан, конечно, не услышат про число сокращенных («оптимизированных») за последние 15 лет больничных коек, ФАПов и врачей. Про это «вычитание» медиакратия не рассказывает. Но это уже социология и политика, а мы сегодня про психологию.

Безусловно, цифры инфицированных не радуют ни в абсолютном, ни в относительном выражении. Но не радует и рост числа неврозов и психических расстройств, который предсказывался многими специалистами еще в самом начале применения чрезвычайных мер (см. https://www.youtube.com/watch?v=VxP5Zdaf2KE — Научный совет ВЦИОМ «Российское общество в условиях пандемии коронавируса – анализ и прогноз», 2 апреля 2020 г., мое выступление с 1ч:18м:40). Причем граждан, подверженных паническим атакам из-за нагнетаемого страха, пораженных глубокой депрессией из-за изоляции и потери работы (шире – потери социальной активности), испытывающих приступы агрессии из-за тотальной депривации, по многим косвенным оценкам в разы больше инфицированных sars-cov-2. То есть потери психического здоровья оказываются по стране гораздо более масштабными, чем потери здоровья физического. Впору говорить о серьезном социально-психологическом поражении (заражении) страны (см. выступление на экспертной онлайн-дискуссии «Россия и мир перед/в ситуации «второй волны» пандемии» https://www.youtube.com/watch?v=FvR0YuJ_lMg, 6 октября 2020 г., с 35:20 ). При этом есть основания полагать, что психические травмы «самоизоляции» и «дистанцирования» труднее излечиваются, и будут иметь более долговременные последствия. 

К тому же информационно-медийная кампания «сопровождения» covid-19 отличается форсированным продвижением «неопределенности». Сколько вирусологов - столько историй про происхождение и поведение вируса, сколько врачей – столько описаний симптомов и способов лечения, сколько политиков – столько советов, какую политику проводить стране, и столько же прогнозов. То будет вторая волна, то не будет, то скоро закончится, то скоро начнется, то закроют всех, то не закроют, или не всех… С одной стороны совершенно справедливо, что в многократно фрагментированном обществе уже невозможны универсальные рецепты, с другой - потеря определенности и понимания окружающего мира это очевидно сильный стресс для многих. А отсутствие определенности Будущего (отсутствие перспективы) вообще приводит к тому, что люди перестают строить планы. У нас и так было плохо с длинными жизненными стратегиями, а тут вообще горизонт планирования схлопнулся до двух-трех месяцев. А если в массе населения нет образа индивидуального будущего, нет представления об устойчивых жизненных траекториях каждого, то нет и устойчивого развития страны в целом. Недаром, многие эксперты стали связывать участившиеся массовые протесты, погромы, «цветные революции» и прочие политические турбулентности в разных странах с влиянием неадекватной антиковидной политики (точнее, неадекватностью конкретной модели сопротивления вирусу, навязанной в том числе мировой медиакратией). 

К сожалению, голос психологов и психиатров в этих условиях слышен плохо. По крайней мере он гораздо менее слышен, чем голос вирусологов-эпидемиологов и ставших врачевателями политических управленцев. Справедливости ради скажу, что некоторые из политиков пытаются что-то говорить про проблему (см. например, передачу депутата Госдумы Н.Николаева на его youtube-канале «Психология изоляции | Какое будущее нас ждёт?» https://www.youtube.com/watch?v=lpZvW_2tf74, 21 июня 2020 г. ), но таких единицы. 

Когда в конце июня я попробовал сделать небольшую базу публикаций по теме «Психология пандемии covid-19» (https://docs.google.com/spreadsheets/d/16xxriUCTPXCC2zySIAByX_2Sxh_xS3IjDwJcwZLkolE ), то оказалось, что количественной информации почти нет, только косвенные оценки и приватные свидетельства отдельных врачей. Вообще психиатрическая информация всегда была закрытой, и сейчас ею не очень то делятся. Вместе с тем, совершенно понятно, что для оценки реальной ситуации цифры обращений к врачам-невропатологам, психологам и психиатрам остро необходимы. Совсем недавно стали публиковаться данные некоторых исследований. В частности, обращаю внимание на совершенно потрясшие меня результаты опроса почти 30 тыс. школьников из почти всех регионов России - у более 80% детей отмечены неблагополучные психические реакции по итогам весенней изоляции (https://tass.ru/obschestvo/9448809 ). Такие исследования для оценки рисков психического здоровья очень нужны. Знаю, что профильные психологические институты проводят сейчас много исследований по оценке влияния пандемии covid-19 и соответствующих мер по ее ограничению на психическое здоровье населения. Однако, большинство из них остаются закрытыми, публикаций крайне мало. Обращаюсь к коллегам, партнерам и вообще всем неравнодушным специалистам с просьбой поделиться хотя бы качественной экспертной информацией или обзорными данными. 

Мы должны беспристрастно оценить цену антиковидных мер. Экономисты уже давно считают величину экономических потерь, социологи, уверен, обязательно посчитают издержки десоциализации и снижения общественного доверия (тут нужен отдельный и большой разговор). Но сейчас давайте оценим потери психологические. Раз день такой, ведь психическое здоровье поминаем...

P.S. Во вторник 13 октября РАНХиГС проводит большую Международную научно-практическую онлайн-конференцию «Пандемия 2020: вызовы, решения, последствия» (https://confpandemic.ru). В программе конференции много интересного, начиная с того, что главный импульсный доклад будет делать не медик и не политический деятель, а директор НИФИ Минфина РФ, автор пенсионной реформы В.Назаров, что само по себе характерно. Так вот в этой программе есть и круглый стол «Мужество сказать жизни — «да»: антропология преодоления кризиса», в повестке которого заявлены вопросы «Социальный анамнез инфодемии как источника конструирования «коллективного больного», «Психосоматические риски инфодемии», «Экзистенциальная психология и практики преодоления панических атак». Полагаю, нашему брату-социологу тоже надо посмотреть и послушать... 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened